Хитрый план Киева: «Нафтогаз» разоряет свою «дочку» ради спора с РФ о будущем ГТС Украины

Хозяйственный суд города Киева взыскал 5 млрд 187 млн гривен (около 192 млн долларов США) с оператора украинской газотранспортной системы «Укртрансгаз» в пользу его материнской компании НАК «Нафтогаз». Это случилось еще в конце января, однако судебные материалы стали доступны общественности лишь на днях, после их публикации на официальном портале суда. В силу своей абсурдности они тут же привлекли внимание общественности.

Все дело в том, что структуры «Укртрансгаза» в настоящее время выделяются из подчинения «Нафтогазу» и активно готовятся к запланированной приватизации. В такой ситуации продаваемый актив обычно делают максимально привлекательным для инвестиций — с целью получения за него высокой цены при продаже. 

Конечно, отягощение долгами, с фактическим разорением собственной «дочки», в список таких мер отнюдь не входит — так что перед нами, пожалуй, очередное «ноу-хау» бессмысленной и беспощадной «приватизации по-украински». В ее перипетиях разбиралось Федеральное агентство новостей.

Когда-то самая большая транзитная ГТС

Дочерняя компания «Укртрансгаз» была создана на базе газотранспортных предприятий и структурных подразделений акционерного общества «Укргазпром» в соответствии с постановлением кабинета министров Украины от 24 июля 1998 года. На основании того же постановления возник и «Нафтогаз», который стал материнской структурой для «Укртрансгаза», получив в управление его акции и войдя в его правление.

На пике постсоветского потребления природного газа, который пришелся на 2000-е годы, «Укртрансгаз» ежегодно поставлял потребителям на Украине около 50—60 млрд кубометров природного газа, а также транспортировал его еще в 20 стран Европы в объеме до 120 млрд кубов в год. При этом технические возможности компании были еще внушительнее: советские запасы мощности украинской газотранспортной системы (ГТС) позволяли транзитировать в Европу ежегодно по 140—170 млрд куб. м газа.

Однако история украинской транзитной ГТС сложилась иначе. После рекордного 2008 года, когда в европейские страны через «Незалежную» было прокачано 119,6 млрд кубометров российского газа, объемы украинского транзита значительно упали. Тогда причиной произошедшего стал мировой финансовый кризис сентября 2008 года, приведший к значительному уменьшению потребления газа Европой. Но в Киеве предпочли традиционно обвинить во всем Россию, которая якобы «не дает Украине достаточно транзитного газа». 

Ровно десять лет назад, в январе 2009 года, это вылилось в «первую газовую войну» между Россией и Украиной, в ходе которой Киев пошел на несанкционированный отбор европейского газа из-за нерешенности ценового вопроса по стоимости российского природного газа для внутреннего украинского потребления.

Итогом того конфликта стало соглашение о поставках и транзите газа, заключенное 19 января 2009 года на переговорах премьер-министра России Владимира Путина и его украинской коллеги Юлии Тимошенко. В рамках этого соглашения руководители ОАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз» подписали прямой договор о поставках и транзите газа на 2009—2019 годы, истекающий в ближайшее время.

Десятилетнее соглашение «Путин—Тимошенко» и обрамляющий его в коммерческие рамки контракт между «Газпромом» и «Нафтогазом» впоследствии стали предметом затяжных арбитражных разбирательств в европейских судах. По их итогам Стокгольмский арбитраж принял совершенно абсурдное, практически одностороннее решение, по которому российская компания теперь обязана возвратить Украине 4,7 млрд долларов газовой «неустойки». 

Впрочем, охлаждение в российско-украинских газовых взаимоотношениях стартовало гораздо раньше. Еще во времена президентства Виктора Януковича обвинения в «несправедливой» цене на российский природный газ стали обыденностью в украинской политической повестке. При этом транзитные объемы через трубопроводы «Укртрансгаза» объективно уменьшались, составив к 2012 году лишь 81 млрд кубов транзитного газа. 

Забытая деталь: Тимошенко, которую торжественно освободили во время «Евромайдана» 2014 года, при Януковиче находилась на тюремных нарах именно в связи с якобы «незаконным» подписанием контракта в 2009 году. Вот такой, понимаешь, исторический выверт.

После событий 2014 года ситуация с «Укртрансгазом» и вовсе покатилась под откос. Несмотря на то, что в 2017 году транзит российского газа через Украину из-за увеличившегося европейского спроса составил почти 94 млрд кубометров, а в 2018 году сохранился на уровне чуть ниже 87 млрд кубометров, из-за неконструктивной позиции киевских властей «Газпром» окончательно утратил интерес к украинскому транзитному направлению. 

Фактически, сегодня о каком-либо новом транзитном договоре между «Газпромом» и любыми украинскими структурами даже речи не идет: этому препятствует как неурегулированное требование в 4,7 млрд долларов США, так и явное нежелание Москвы снова лезть в «украинский газовый капкан». И это ставит под вопрос само существование «Укртрансгаза» и представляемой им украинской ГТС: ни для чего иного, кроме как транспортировки российского природного газа, она не приспособлена.

Зачем «дочке» долги?

Новость с долгами, которые вешают на «Укртрансгаз» заиграет новыми красками, если учесть, что в начале февраля Киев объявил о решении создать «нового оператора» для украинской ГТС. По озвученным планам, эта компания должна быть выделена из НАК «Нафтогаз Украины», причем до 49% в ней могут получить инвесторы из США и Евросоюза. 

Инвестиции же из России в украинскую ГТС были запрещены законодательно еще в 2014 году, когда парламент Украины принял закон о приватизации национальной газотранспортной системы, включающий такое ограничение. Судя по всему, все последующие пять лет Киев не хотел заниматься выделением транзитных мощностей из клоаки «Нафтогаза», а когда в итоге пошел на это, оказалось, что создание такой компании уже мало кого интересует. Что показательно, желающих спасать украинскую ГТС не нашлось ни в России, ни в прописанных в законе США и Евросоюзе, которых все ожидали, как минимум, в очереди на приватизацию.

«В рамках реализации очередного этапа дорожной карты по отделению оператора газотранспортной системы на Украине создана новая компания ООО «Оператор газотранспортной системы Украины», владельцем которой является АО «Укртрансгаз», — говорится в официальном сообщении «Укртрансгаза», опубликованном на сайте компании. 

Названа в сообщении и дата отделения новой компании от «Нафтогаза» — это должно произойти 1 января 2020 года, в аккурат к моменту окончания предыдущего договора между «Газпромом» и «Нафтогазом». Такая временная привязка становится понятной, если учесть решение Стокгольмского арбитража: еще летом 2017 года он постановил, что отделение отдельного оператора ГТС от «Нафтогаза» невозможно произвести без согласия «Газпрома», а получение согласия российской стороны на такой шаг выглядит чистой воды фантастикой. 

Таким образом, на сегодняшний день «Нафтогаз» пытается продолжать разбирательства с «Газпромом», используя «пустышку» существующей юридической оболочки «Укртрансгаза», в то время как все значимые активы по «хитрому плану Киева» требуется передать в структуры вновь организуемого оператора транзитной ГТС. 

При этом виртуальные долги «Укртрансгаза» в пользу «Нафтогаза» будут только расти. По заявлению члена правления «Укртрансгаза» Сергея Олексиенко, только за 2019 год транзитный оператор накопит около 20 млрд гривен (около 740 млн долларов США) новых долгов в пользу «Нафтогаза», что связано с закупкой так называемого «технического газа» дочерней компанией. 

Можно констатировать: газовый транзит, который ежегодно приносит в украинский бюджет около двух миллиардов долларов США, столь же магическим образом создает чуть ли не миллиардную годовую прореху в балансе самого газотранспортного транзитного оператора! 

Кстати, цифра 2 млрд долларов США от транзитных доходов составляет без малого 5% всех украинских «закромов»: доходы консолидированного бюджета страны должны составить в 2019 году 1,026 триллиона гривен, или около 38 миллиардов долларов по нынешнему курсу. При этом украинский бюджет и так уже «сожрал» национальную экономику: через государство перераспределяется 33% всего ВВП страны! 

Для сравнения, в России через государственный бюджет перераспределяются лишь 15,5 триллионов рублей (около 240 млрд долларов по текущему курсу), что при наблюдаемом ВВП РФ в размере около 1,6 трлн долларов эквивалентно 15%. 

Словом, бюджетное перераспределение на Украине и так зашкаливает — при этом даже наиболее прибыльные участки национальной экономики, такие как транзитная ГТС, сознательно загоняются в долги путем различных схем чуть ли не директивного отъема прибыли. Нетрудно понять, что таким способом временщики в украинской власти способны очень скоро все окончательно развалить — созидание никак не входит в их планы.

Кто спасет «Укртрансгаз»?

В прошлом десятилетии условием Москвы для продолжения транзита через «Незалежную» было создание консорциума, совместно управляющего всей украинской ГТС. Предполагалось, что треть акций будут принадлежать России, треть — компаниям Евросоюза, еще одна треть — Украине. Такое распределение объективно учитывало связку «производитель-транзитер-потребитель» и позволяло Киеву вести свою разумную игру на транзите, попутно модернизируя как магистральную, так и распределительную газовую сеть страны. 

Однако Украина еще в середине 2000-х годов отказалась от такого проекта, хотя бесцельные переговоры вела очень долго. При этом условия по такому совместному предприятию были гораздо более либеральными, нежели в случае Белоруссии, где «Газпром» фактически добился российского контроля над национальной транзитной ГТС.

После провала трехсторонних переговоров Евросоюз неоднократно пытался убедить Киев вернуться к ним, подчеркивая однако, что не будет спасать распределительную газовую систему страны и подземные хранилища, а ограничивает свой интерес транзитной системой.

Украине было предложено разделить ГТС на три части: подземные хранилища газа, магистральную систему и распределительную. Последнюю предложили оставить в распоряжении Киева: европейские компании в начале 2010-х не были слишком заинтересованы в сборе денег с нищающего украинского населения и загибающейся промышленности. Европейцев интересовал только магистральный транзит. Но даже для этого, как оказалось, им потребовалось практически десятилетие.

В любом случае, нынешнее решение Украины создать хоть что-то из остатков разваливающейся на глазах транзитной ГТС сильно запоздало, поскольку принимается в условиях, когда украинский транзит становится своеобразной «запаской» в багажнике газпромовского лимузина. Ведь на сегодняшний день уже строится второй «Северный поток» и транзитная ветка «Турецкого потока», плюс «Газпром» контролирует мощную белорусскую транзитную систему, усиленную в 1990-х годах газопроводом Ямал-Европа. 

Ветшающая же украинская ГТС теперь «эксклюзивно» обслуживает лишь ограниченное количество стран: Румынию, Молдавию, Словакию. Для них альтернативные маршруты транспортировки газа пока или не созданы, или имеют недостаточную мощность. В такой ситуации «Газпром» после 1 января 2020 года вполне может оставить через Украину небольшой объем европейского транзита, равный 15—20 млрд кубометров в год. При этом «чудеса» двойной бухгалтерии «Нафтогаза», украинского правительства и нового оператора транзитной газовой системы «Незалежной» будут мало кого интересовать в России.

admin

Добавить комментарий