Телефонные террористы против цивилизации: с заразой XXI века борется весь мир

Волна телефонного терроризма, прокатившаяся неделю назад по Сибири и Уралу, достигла Москвы. За несколько часов на номера экстренных вызовов столицы поступил целый ряд звонков о минировании учебных заведений, торговых центров и административных зданий.

Всего из объектов, в которых якобы были заложены бомбы, эвакуировали более 50 тысяч человек, а материальный ущерб может составить десятки миллионов рублей. Все сообщения о минировании оказались ложными, а личности звонивших пока не установлены, так как они активно пользовались телефонными анонимайзерами, затрудняющими их идентификацию.



Тем не менее, мировой опыт борьбы с «заразой XXI века» показывает, что даже на анонимных телефонных террористов можно найти управу.

«Кто-то подложил нам бомбу»

Английская фраза «Somebody set up us the bomb» («Кто-то подложил нам бомбу») нередко сопровождает сообщения в глобальных СМИ об анонимных звонках с угрозами минирования. Практика таких звонков стала обыденностью в странах Запада еще после Второй мировой войны, когда повальная телефонизация с автоматическим доступом по номеру и наличие широкой сети публичных телефонов-автоматов сделали процедуру анонимного телефонного звонка максимально доступной.

Нынешняя, компьютеризированная коммуникационная отрасль в еще большей степени размыла образ телефонного террориста, так как в распоряжение преступников попал самый широкий арсенал технических средств анонимизации: программы-синтезаторы для изменения голоса, разветвленные сервисы электронной почты, IP-телефония и телефонные анонимайзеры. Эти технические новинки значительно усложнили оперативную работу правоохранительных органов по поиску телефонных и почтовых террористов, так как сам акт создания анонимного послания стало гораздо труднее привязывать к какому-либо конкретному лицу.

Тем не менее, как показывает практика, целый ряд, казалось бы, безнадежных расследований дел о телефонном терроре удалось сдвинуть с мертвой точки после глобальной координации усилий правоохранителей, спецслужб, психологов, технических специалистов и простых граждан. Их совместная работа нередко увенчивается поимкой преступников.

20 лет тюрьмы за один звонок

Отдельно следует сказать, что в мире давно давно разглядели социальную опасность такого якобы «безобидного» преступления, как сообщение о ложном минировании. В частности, в США федеральные законы предполагают за единичный звонок о минировании наказание до 5 лет тюрьмы и штраф 5 тысяч долларов. При этом, по привычной практике американского правосудия, суд может рассмотреть все случаи «телефонного минирования» по отдельности — и выкатить, например, за 20 ложных звонков 100 лет тюрьмы, что равносильно пожизненному заключению.

В некоторых американских штатах наказание за ложное сообщение о минировании даже строже. Так, в штате Массачусетс за ложное сообщение о бомбе преступнику может грозить до 20 лет тюрьмы и штраф 50 тысяч долларов. При этом к «бомбе» могут быть отнесены не только взрывные устройства, но и патогены, отравляющие вещества и яды, радиоактивные материалы или оружие в запрещенном месте, например сообщение об огнестрельном оружии в самолете. 

Кроме того, в целом ряде штатов пойманный преступник обязан оплатить работу аварийных служб и вторичные финансовые потери, вызванные временной остановкой работы «заминированных» организаций и учреждений.

Важно подчеркнуть, что такого рода наказание применяется как раз к заведомо ложным сообщениям о минировании, в то время как любые действия, имеющие целью организацию реального террористического акта, наказываются еще строже.

Пока были отпечатки…

«Классический» телефонный терроризм ХХ века обычно основывался на использовании сети публичных телефонов-автоматов, которые не предполагают идентификации звонящих и используют анонимные средства оплаты — разовые телефонные карты или наличные монеты. Большое количество случаев телефонного терроризма из той эпохи так и осталось нераскрытым в силу тогдашней неразвитости коммуникационных технологий и сети камер наружного наблюдения. В целом ряде случаев преступникам удавалось совершить последовательную серию звонков из телефонов-автоматов, оставаясь незамеченными камерами наблюдения и не попадаясь дежурным патрулям полиции.

Эра террористических звонков из телефонов-автоматов закончилась в середине 2000-х годов. Своеобразным «рубиконом» стало дело о ложном минировании транспортной сети австралийского города Брисбен, раскрытое по горячим следам в ноябре 2005 года.

14—15 ноября 2005 года полиция Брисбена получила несколько последовательных звонков из телефонов-автоматов, в которых неизвестный утверждал о минировании автобусов и центрального вокзала города. Звонки привели к полному параличу общественного транспорта в городе на двое суток, а тысячи пассажиров провели по нескольку часов в ожидании задержанных поездов и автобусов.

Уже вечером 15 ноября полицией был арестован 46-летний водитель грузовика Родни Уотсон, который попал на запись одной из камер наружного наблюдения возле использованного им телефона-автомата незадолго до звонка с угрозой. Еще одним доказательством вины Уотсона стали отпечатки его пальцев на трубках трех телефонов-автоматов из четырех, которые использовались для совершения звонков. 

Впоследствии Уотсон был признан невменяемым, что позволило ему отделаться легким испугом: он был приговорен к трехлетнему заключению и последующему трехлетнему наблюдению, но освободился уже в ноябре 2006 года.

Голоса в Сети

Однако вскорости ситуация с телефонным террором значительно осложнилась. С середины 2000-х годов коммуникационная сфера окончательно оторвалась от конкретной персоны звонящего или отправляющего электронное послание. На сегодняшний день раскрыть хорошо подготовленную террористическую телефонную атаку оказывается гораздо труднее, так как личность звонящего часто скрыта за массой защитных протоколов и уловок. В таких случаях, как ни странно, следователям помогает тот факт, что звонящий чаще всего — это конкретный человек, действия и мотивы которого можно все-таки просчитать.

Например, в начале 2017 года более 2000 звонков с угрозами о минировании поступили в адрес целого ряда еврейских культурных центров в США, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и Норвегии. Как оказалось впоследствии, источником звонков был 19-летний житель Израиля Михаэль Кадар

Он был признан негодным к службе в армии из-за доброкачественной опухоли мозга, влияющей на поведение: у него был диагностирован аутизм и параноидальное поведение. Тем не менее, Кадар оказался достаточно компетентен в технических вопросах, сумев организовать глобальную маскировку своих звонков через анонимайзеры и IP-телефонию, а также исказив свой голос с помощью специальных компьютерных программ. 

Как сообщило следствие, Кадара выдало его собственное тщеславие — в ряде сообщений «глубинного Интернета» (dark web) он хвастался своими способностями обеспечить «проблемы» любой организации и описывал принципиальную схему действий.

Агенты спецслужб Израиля, искавшие загадочного «телефонного бомбиста», были несказанно удивлены, когда выяснилось, что им оказался тихий молодой еврей из Ашкелона. Это настолько не вписывалось в канонические сюжеты о террористах, что израильской прессе было даже запрещено называть имя преступника. 

В итоге, после года следственных мероприятий, Кадар в ноябре 2018-го признал свою вину и был осужден на 10 лет тюрьмы. Впрочем, не исключено, что еврей-антисемит, отбыв положенный срок, выйдет на свободу отнюдь не нищим: на его биткоин-счету, пароль от которого он так и не разгласил следствию, находится около 1 млн долларов США, которые он получил в качестве выкупа от части своих жертв. 

Другой известный случай поимки телефонного террориста произошел в Британии. Местный подросток Кейн Гэмбл был на два года посажен в тюрьму для малолетних за «акты кибертерроризма» против высших должностных лиц в правительстве США. 

Интересно, что Гэмбл никого не терроризировал своими звонками. Он «всего лишь» мошенническим образом раздобыл через колл-центры личную информацию тогдашних директора ФБР Марка Джулиано, министра внутренней безопасности Джея Джонсона, главы ЦРУ Джона Бреннана и ряда других высокопоставленных лиц. 

Считается, что признавший свою вину подросток был связан с хакерской группой Crackas With Attitude, взламывавшей корпоративные порталы американских спецслужб. Так или иначе, судья расценил действия Гэмбла как «мерзкую кампанию политически мотивированного кибертерроризма», заставившей чиновников США чувствовать себя жертвами.

Преступные организации выявляются сложнее

Дела обстоят гораздо сложнее, когда речь идет о настоящих преступных организациях, использующих телефонный терроризм не с целью последующей наживы или личного самоутверждения, а в качестве инструмента для прямого запугивания той или иной страны или группы граждан.

В частности, до сих пор не раскрыт источник целой серии телефонных звонков с угрозами, которые парализовали австралийские школы в январе-феврале 2016 года. Пока известно лишь, что звонки поступали извне Австралии, а голос, озвучивавший сообщения о минировании, был компьютеризированным. При этом никакие требования о выкупе не предъявлялись, а звонки были подчеркнуто анонимными.

Не раскрыт и самый громкий случай так называемого «биткоин-терроризма» в декабре 2018 года, когда в e-mail рассылке тысячам бизнесменов, школ, информационных агентств и банков поступили сообщения о минировании — с предложением оплатить 20 тысяч долларов на анонимный биткоин-счет для нейтрализации бомбы. 

Как выяснилось впоследствии, террорист или группа террористов использовали уязвимость популярного американского сервиса GoDaddy, используемого для регистрации доменов в зоне .com, который и стал «зомби-сервером» по рассылке террористического спама. Это предполагает наличие целой организации, стоящей за этой попыткой, так как получение доступа к GoDaddy было достаточно сложным в реализации.

Скорее всего, нынешняя волна заразы XXI века, захлестнувшая Россию, — тоже вовсе не дело рук сошедшего с ума террориста-одиночки. Как показывает мировая практика, такие атаки очень трудно предотвратить и тем более предугадать. Важно и то, что государство, подвергнутое атаке, просто не вправе действовать зеркальными методами против территории, с которой осуществлялись ложные звонки о минировании.

Однако понятно и другое — в нынешнем высокотехнологичном мире такие преступления все-таки могут быть раскрыты при должном старании профессионалов. Рано или поздно спецслужбам России удастся идентифицировать и нейтрализовать преступников — даже если это будет выглядеть чистой удачей.

admin

Добавить комментарий