«Русия — тамам!»: в столице Северного Судана российским туристам всегда рады

Неизвестное не только пугает, но и манит. Прикоснуться к чужой культуре, пройтись по улицам, которые не посмотреть в формате «360 градусов» на Google-картах, узнать некоторые особенности местной жизни, которые ты никогда бы не узнал, оставаясь дома — безумно интересно. О Хартуме не так много информации, как хотелось бы, а между тем здесь действительно стоит побывать. Особенно если вас влечет новое и малоизвестное.

О столице Северного Судана, где гостеприимство свято, и где особенно рады гостям из России, рассказывает корреспондент Федерального агентства новостей, побывший в Хартуме.



Город контрастов

Попробуйте представить пятиэтажку, по архитектуре похожую на курортный отель с современной отделкой. А теперь представьте, что к стене этого отеля прижимается лачуга из палок и тряпок. Сложно такую картину вообразить, неправда ли? Однако в Хартуме подобные сочетания попадаются. Не сказать, что часто, но есть.

Такие самодельные лачуги строят себе некоторые местные бедняки. Впрочем, иногда такие постройки дело рук местной ребятни, а то и взрослых, решивших сделать себе этакую беседку с навесом, в тени которого можно прятаться от жары, попивать чай и вести неспешные беседы за жизнь.

Самое интересное, что эти лачуги никак не запираются, а владельцы спокойно оставляют их без присмотра. И никто не ломает эти хиленькие постройки, не крадет лежащую на виду посуду и прочие предметы быта. Не только днем, но даже по ночам. Местные жители, что в центре города, что на его окраинах — гордо заявляют:

«Мы не опасаемся краж, у нас это не принято».

И действительно, сначала удивляешься их беспечности, а потом понимаешь, что это не беспечность, а уверенность в честности окружающих. И уверенность эта себя оправдывает.

Тут есть дорогие машины, но нет гаражей. Возле забора могут стоять рядом новенький дорогой внедорожник и побитая жизнью легковушка с ржавчиной на кузове и с несколькими давно отсутствующими стеклами. Обе машины никто не тронет, не скрутит колеса или зеркала, не выкрутит магнитолу, просто потому что тут так не принято.

А еще здесь часто можно увидеть, как богатый и бедный вместе пьют чай. Торговцы чаем тут практически на каждом углу. На углях тихонько кипит облупившийся от времени чайник, рядом несколько пластиковых ведер с водой — из одних черпают в чайник, в других — моют стаканы. Точнее, споласкивают. Мыть посуду с губкой и чистящими средствами у уличных торговцев чаем не принято. Но местных это вообще не смущает. Сидят рядом на пыльных стульях человек в грязных одеждах и еще один, в белоснежном джалабия (просторный мужской наряд, что-то среднее между халатом и платьем), пару минут назад вышедший из дорогого внедорожника. Они пьют чай из одинаковых не блещущих чистотой стеклянных кружек и что-то увлеченно обсуждают.

Не такой уж строгий ислам

Несмотря на то, что главенствующей религией тут является ислам, жестких ограничений по одежде и поведению здесь нет. Далеко не все женщины ходят в парандже или с платками на голове. На женщин с непокрытой головой тут никто не смотрит с осуждением, точно так же, как и на мужчин в шортах и майках. Молодежь и вовсе пестрит разнообразием одежд, так что без проблем можно встретить местную девушку в джинсах и футболке или парня в клетчатой рубашке, бейсболке и зауженных штанах.

Поговаривают, что в исламе негативно относятся к татуировкам, однако, хартумцы ни разу не попросили нас скрыть набитые на коже рисунки, наоборот, заметив тату, просили показать и восхищенно говорили: «Тамам!», то есть «Хорошо!».

Общаясь с местными, мы раз за разом убеждались, что к нашим европейским привычкам тут относятся совершенно спокойно. Пару раз мы даже затрагивали тему религии. Когда меня первый раз спросили про мою религиозную принадлежность, я напрягся. Ответить честно? Не обидятся ли? Однако компания была приятная, ребята уже успели обсудить с нами многое, так что я решил быть честным до конца.

— Я атеист.

— Что, вообще ни в каких богов не веришь?

— Нет.

— Но без веры жить сложно.

— Я верю в себя и свои силы. Если что-то идет не так, значит в этом моя вина, и я должен найти решение, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону.

— Что ж, это твое право. Человек может верить во что сам пожелает, главное, чтобы его вера не мешала жить другим.

— Полностью согласен.

Возможно, нам просто повезло с компанией. Но, судя по всему, здесь действительно никому нет дела до того, во что и как ты веришь. Никто не кидается к тебе с упреками, когда от мечетей разлетаются по округе певучие голоса имамов, и многие горожане, расстелив коврики, склоняются в молитве. Да что там, далеко не все местные жители эти к этим молитвам присоединяются, многие просто продолжают заниматься своими делами. Так что верь или не верь в кого и во что хочешь, главное — не мешай другим.

Вообще о том, что ты находишься в исламской стране, тебе напоминают лишь мечети да отсутствие в ресторанах и кафе свинины и алкоголя. И то, последнее тут вполне можно купить, договорившись с некоторыми местными. Впрочем, как мы узнали от одного таксиста, в Хартуме даже есть несколько мест, где можно снять девушку на ночь. Причем пользуются подобными услугами не только заезжие туристы, но и сами местные. Конечно, не все. Конечно, это не поощряется. Однако само наличие подобных услуг в исламской стране — удивительно.

И все-таки это Африка

Здесь жарко. Зимой средняя температура в районе +30, при сухом климате переносится вполне нормально, вот только «зима» тут длится всего два месяца — декабрь и январь. В феврале уже бывает под 40 градусов тепла, и если местным подобная жара привычна, то приезжим европейцам приходится несладко. Сухой климат уже не спасает, горячий чай или кофе тоже не помогают, наоборот, при температуре от +36 эти напитки лишь добавят ощущение усталости. Если решите выбраться в такую погоду — запасайтесь прохладными напитками.

Еще здесь пыльно, и часто попадается мусор на улицах. Пыль тут повсюду. Мелкий песок находит лазейки даже сквозь плотно закрытые окна и двери, так что в оставленной без уборки квартире уже через 3—4 дня появится тонкий слой пыли, который покроет абсолютно все. К счастью, вода тут не дефицит, так что и самому сполоснуться после прогулок, и в жилище убраться всегда можно.

Кстати, на улицах Хартума частенько попадаются стоящие в тени специальные кувшины, бочки и даже краны с водой. Их выставляют сами местные жители, и воспользоваться водой может любой желающий: просто попить, сполоснуть ноги или напоить уставшего ослика. Отметим, ослы тут полноценные участники дорожного движения, их запрягают в телеги на которых перевозят разные грузы.

Но, пожалуй, самое интересное здесь — менталитет. Дело в том, что местные живут совершенно в другой реальности. Они никуда не торопятся. Размеренный образ жизни тут буквально во всем. В кафе или ресторане вам дадут меню и могут забыть про вас минут на 10—15, не потому, что клиентов много, а просто потому, что здесь так принято. Застолья у местных длятся часами, и не потому что еды много заказывают, а потому что наслаждаются общением друг с другом, лишь изредка вспоминая о еде. Таксисты тоже не спешат, обязательно обсудят с вами погоду, поболтают за жизнь, и все это под неторопливую езду по городу. Прощаясь, здесь говорят:

«Увидимся скоро, если на то будет воля Аллаха».

Многие дела переносятся на завтра, которое по-арабски звучит «бухра». И если у европейцев «завтра» — это вполне конкретный день и дата, то суданское «бухра» может означать следующую неделю и даже месяц.

«У вас, европейцев, есть конкретный час и день, у нас есть просто время, чтобы что-то сделать или просто подумать», — объяснили нам как-то суть местного образа жизни.

О местное «бухра» разбилась не одна стройка, коих в городе очень много. Хартум развивается, строится, но очень медленно, особенно если стройкой занимаются местные. Просто потому, что крановщик или инженер могут устать, сказать «бухра» и уйти по своим делам на пару недель. Так что не удивляйтесь большому количеству стоящих и пылящихся строек — здесь это нормальное явление.

К гостю отношение особенное

Но есть у местного менталитета и еще одна сторона, за которую суданцам можно простить их неторопливость. Это местное гостеприимство. Здесь проживают представители нескольких национальностей, но все они необычайно дружелюбны и гостеприимны. Например, если вы разговорились с кем-то из местных, он может пригласить вас к себе домой на чай. В тех же кафе официанты, немного поболтав с нами и узнав, что мы впервые в Хартуме, — предлагали обменяться номерами телефонов, чтобы как-нибудь на днях встретиться и погулять по городу, показать нам достопримечательности и просто интересные места.

Впрочем, иногда с местными даже не обязательно долго общаться. Вы можете просто идти по улице, проходить мимо пьющих чай местных или мимо уличных столиков какого-нибудь общепита, услышать «Ас-саляму алейкум» и предложение присоединиться к чаепитию или трапезе.

Еще важно помнить, что, если местные куда-то вас приглашают, то и счет оплачивают они. Потому что вы для них — гость, и, если вы оплатите счет сами, — обидите пригласившего вас человека. Если вас позвали в кафе или ресторан, ни в коем случае не спрашивайте в конце трапезы у пригласивших сколько денег вы должны. Это будет очень невежливо. Если же вы все равно чувствуете себя неловко — можете предложить оплатить хотя бы часть чека. Но, скорее всего, вам вежливо откажут и напомнят, что вы — гость, а значит, не вам беспокоиться об оплате.

С каким-то особо трепетным гостеприимством тут относятся к русским. Узнав, что вы из России, вам обязательно скажут:

«Русия — тамам!», то есть, «Россия — хорошо!», и с большой вероятностью назовут братом.

Если вы что-то искали на рынке — вам помогут найти необходимое. Могут даже усадить вас пить чай на своем торговом месте, а сами отправятся искать нужную вам рубашку или другой товар. В заведениях общепита вам могут бесплатно принести дополнительное блюдо, в качестве комплимента от повара. Такое вот отношение тут к гостям, особенно из России, которую суданцы очень любят и считают братской страной.

 

admin

Добавить комментарий