Плевок в лицо: чиновники Новосибирска выделили семье ребенка с ДЦП соцжилье с нечеловеческими условиями

Новосибирские чиновники почти 5 лет отказывали семье с ребенком с ДЦП в предоставлении социального жилья, ссылаясь на отсутствие свободных квартир. Только после решения суда жилье все же нашлось: в центре города, на третьем этаже добротного исторического дома. Однако внезапно в ней не оказалось ни света, ни газа — равно как и воды, окон, дверей, пола.

Федеральное агентство новостей решило разобраться, как такое могло произойти.

Наша кровинушка

Василий Лялин и Ольга Янцина познакомились 7 лет назад, поженились, а через год узнали, что у них будет ребенок. Роды произошли на 42-й неделе, из-за нескольких факторов Ева появилась на свет с целым списком заболеваний. Главные из них — детский церебральный паралич и эпилепсия.

«Какое-то время мы жили с родителями, затем снимали жилье, но денег не хватало. Даже когда съезжали со съемной квартиры, накопился долг, хотя муж работает и я подрабатываю — крутимся как можем, — поделилась с корреспондентом ФАН Ольга. — Ведь только кажется, что 23 тысячи рублей (пенсия по детской инвалидности. — Прим. ред.) — это много.

Если посчитать, сколько суммарно в месяц выходит купить: таблетки, специальные памперсы, питание, реабилитация ребенка — и это только основное, а надо же еще моторику развивать, к логопедам водить, физиотерапию проводить… Да, есть бесплатные занятия, но там очередь и небольшое количество занятий. Мы любим нашу дочь и хотим ей только самого лучшего».

Лечение такого тяжелого заболевания обходится молодой семье в несколько десятков тысяч рублей. А с учетом того, что надо покупать еду, содержать второго маленького ребенка, оплачивать съемную квартиру, денег стало катастрофически не хватать. Чтобы хоть как-то облегчить ситуацию, семья Лялиных решили обратиться к чиновникам с просьбой предоставить квартиру социального найма, положенную Жилищным кодексом (ЖК) РФ.

Волокита с получением квартиры тянулась с декабря 2014 года.

«Тогда я впервые обратилась в администрацию Первомайского района Новосибирска, но мне отказали, сославшись на отсутствие законов, позволяющих предоставлять квартиры, — добавила Лялина. — Мне понадобилось время, чтобы собрать всю информацию и убедить чиновников в обратном.

После этого им ничего не оставалось, как признать, что мы являемся малоимущими и имеем право на получение социального жилья».

За 5 лет Ольга прошла все круги бюрократического ада. Около полугода она собирала всевозможные справки, подтверждающие, что ее дочь имеет статус инвалида детства. При условии, что документы имеют «срок годности», некоторые приходилось запрашивать по нескольку раз.

А затем начались судебные разбирательства. Сначала Ольга подала в суд, чтобы доказать, что в месте, где она прописана с дочкой, также проживают мама и младшая сестра и все они являются разными семьями. Потом был суд, в рамках которого Лялины доказывали, что их дети (на тот момент в семье появился второй ребенок. — Прим. ред.) не могут жить порознь (суд первой инстанции постановил предоставить Еве комнату в 15 кв. м для самостоятельного проживания. — Прим. ред.) с родителями.

Спорный объект

Точку в борьбе за жилье поставила судья областного суда. Благодаря ей у семьи Лялиных появилась возможность получить квартиру, где семья смогла бы проживать вместе.

«Ключи нам дали 22 января 2019 года вместе с подписанием договора по социальному найму, — пояснила собеседница ФАН. — Квартиру до вселения мы не видели. Если бы мы увидели, в каком она состоянии, мы бы на нее не согласились».

Представшее глазам новоселов не поддается описанию никакими словами. В квартире, как позже стало известно, долгие годы никто не проживал и за ней никто не ухаживал. За время, пока она находилась в простое, сгнили все трубы, пострадала проводка.

«Многие говорят: «Вот что, рук нет? Поставили бы двери, окна запенили или закрасили». Но мы въехали в квартиру, где нет ни воды, ни проводки, ни отопления — все в аварийном состоянии. Одна из стен вот-вот должна была упасть. Нам пришлось приложить достаточно много усилий, чтобы существовать.

Тем более сейчас за окном температура падает до минус 40 градусов, у нас не было других вариантов, — тяжело вздохнув, продолжает рассказывать Ольга. — На все минимальные доделки потратили порядка 150 тысяч рублей: поставили унитаз, протянули временную проводку, поставили дверь».

Чем-то иным, кроме как плевком в лицо, назвать подобное отношение сложно. Только после того как родителям удалось донести до сведения общественности ситуацию, в которой они оказались, местные власти начали суетиться. Одним днем был уволен начальник по жилищным вопросам Дмитрий Рыбалко, чиновник написал заявление по своему желанию, мэрия пообещала сделать в квартире ремонт.

«В мэрии нам пояснили: для того чтобы что-то начать, надо сначала провести закупку. А это не быстро, все может растянуться на несколько месяцев, — отметила собеседница ФАН. — Хотя мы не просили нам клеить обои или делать какой-то суперремонт, нам нужны были элементарные условия для проживания».

В свою очередь в мэрии Новосибирска ФАН рассказали, что право на внеочередное предоставление жилого помещения имелось только у Евы. Поэтому, согласно действующему законодательству, мэрия могла обеспечить квартирой только ее.

«Финансирования в бюджет города Новосибирска из бюджета Новосибирской области не поступало, — пояснили агентству в администрации, уточнив, что судебная коллегия обязала мэрию за счет бюджетных средств Новосибирской области предоставить Ольге и ее семье благоустроенное жилье. Администрация неоднократно обращалась в область за финансированием, но помощи не получала. — В связи с непоступлением финансирования из бюджета Новосибирской области мэрия города не имеет реальной возможности исполнять судебные акты ввиду отсутствия свободных жилых помещений в муниципальном жилищном фонде города».

Как отметили чиновники, требование Ольги предоставить благоустроенное жилье администрацией также не могло быть исполнено, так как в городе не было свободных муниципальных квартир необходимой площади (суммарно и по закону — 61 кв. м. — Прим. ред.).

«МКУ «ГЖА» по поручению управления по жилищным вопросам из квартиры были вывезены крупногабаритные вещи и мусор. Денежные средства на проведение ремонта в декабре 2018 года были исчерпаны, — отметили в мэрии. — Во исполнение решения суда была предоставлена четырехкомнатная квартира в центральной части города.

22 января Лялина подписала договор социального найма, а 30 января повторно от нее поступило письменное обращение о проведении ремонтно-отделочных работ в квартире».

Проверить, чем осталась недовольна чета Лялиных, чиновники решили незамедлительно. Уже 1 февраля они посетили квартиру.

«От предложенных вариантов замены жилого помещения семья отказалась, но просила произвести ремонт, — подчеркнули в мэрии. — Семье Лялиной на период проведения ремонта предоставлено жилое помещение маневренного фонда».

На этой неделе управление по жилищным вопросам Новосибирска помогло перевезти мебель и вещи семьи Ольги. Ремонт, как отметили в администрации, займет максимально короткие сроки. Стоимость его пока также неизвестна, так как не готова смета.

А тем временем, как отметила Ольга Лялина, таких семей, как ее, в Новосибирске много. Благодаря полученному опыту Ольга Лялина не собирается останавливаться на достигнутом. 

«Теперь я знаю все входы и выходы этих инстанций и помогаю другим семьям добиться положенного, — отметила женщина. — К сожалению, у таких, как мы, очень много недоброжелателей. Считают, что налоги платят они, а жилье дают инвалидам, которые для общества никто».

admin

Добавить комментарий