На Украине несогласных ждут концлагеря: в ДНР исключили возвращение Донбасса под власть Киева

Депутат Народного совета ДНР, писатель Федор Березин назвал «антирусским» режим, сложившийся после событий начала 2014 года на Украине, и исключил возможность возвращения республик Донбасса под власть Киева. Теперешняя Украина принесет жителям ДНР и ЛНР только новое горе, рассказал Березин в интервью Федеральному агентству новостей

В 2010 году, задолго до начала событий в Донбассе, писатель описал вооруженный конфликт в родном краю в романе «Украинский фронт». Впоследствии эта книга была запрещена киевским режимом. 



В ноябре 2018 года корреспондент ФАН находился в Донецке и встретился с Федором Березиным. В нынешней беседе он поделился с ФАН своим видением будущего Донецкой народной республики, а также оценками ее нынешней общественной и культурной жизни.

— Федор Дмитриевич, что будет происходить с ополченцами и их близкими в случае, если ДНР и ЛНР окажутся в составе Украины? Оцените перспективы возвращения Донбасса под власть Киева.

— С теми, кто был в окопах, а также с их семьями, все понятно. Их ждут украинские концлагеря, которые сейчас запылились, но они же были готовы. Как и вагончики специальные — целые составы, чтобы туда грузить, как скот, людей, которые хоть что-то вякнут против Киева.

— Недра в Донбассе тоже готовятся продать…

— Сланцевый газ ждет под Славянском. Киев, возможно, даже скоро приступит к его добыче, потому что этот город сейчас в его руках. В своей Украине они и лес продают, и чернозем, и уже все, что можно, угробили — это все видят и слышат. 

— А как же тогда объяснить, что в республиках нет-нет, но попадаются проукраински настроенные личности?

— Это, как правило, недалекие люди. Они, допустим, ездят на Украину за пенсией. Заодно человек зашел на рынок и видит — что-то дешевле, чем в республике. Но он же там не живет и не видит, не понимает всю ситуацию! Не замечает чудовищного подорожания платы за ЖКХ, которое Украина не может содержать. Дешевый продукт уже не спасает! 

А почему иногда какой-то продукт оказывается у них дешевле? Потому что Запад подкидывает иногда взаймы большие суммы, которые держат пока Украину на поверхности. Ведь Западу нужно поддерживать этот антирусский режим. 

Но дело в том, что долги приходится возвращать! Уже примерно две трети украинского бюджета в следующем году уйдут на погашение этих долгов… Простой работяга в среднем две трети того, что зарабатывает, должен отдавать за долги. Это кабала, как в латиноамериканских странах, которые только сейчас потихоньку выбираются из долгов, навязанных им в 1950-х годах. И то не у всех получается.

— Как думаете, в обозримом будущем реально ли вернуть Украину в Русский мир? Или она прошла точку невозврата, и там уже зона отчуждения?

— Мы видим, конечно, как там работает зомбоящик. Но холодильник-то теперь уже начал с телевизором по-серьезному спорить. А если жизнь реально не улучшается, то долго рассказывать людям басни про то, что русские виноваты, не получится. Пустовато в холодильнике становится! И батарея без русского газа и донбасского угля не греет… А в деревни продолжают приходить, извините, гробы! Не думаю, что там сильно радуются таким «посылкам». 

— А не озлобляет ли это жителей территории, пока что подконтрольной Киеву? Ведь гражданская политическая нация формируется войной…

— Я согласен, формируется. Надо, конечно, их волшебным образом возвращать обратно. Здесь много всего… Воспитательный эффект имеет даже то, что в России постоянно находятся на заработках четыре миллиона украинцев, а то и больше. И они в русской среде находятся, это затрагивает их семьи. Из Европы они тоже возвращаются с деньгами, но понимают, что там им места нет. Сильно европейцами они не становятся.

Я думаю, те, кто находится по ту сторону линии соприкосновения, для Русского мира не окончательно потеряны. С молодежью тяжелее, конечно… Четыре года такого воспитания — из них мракобесов делают с измененной психикой. Чем дольше они сами по себе там варятся, тем хуже.

— Каким вы видите будущее Донбасса? 

— Знаете, у нас даже тут есть люди, которые любят рассуждать о том, как было им хорошо в 2012 году. И не поспоришь! И в Советском Союзе в 1970-х годах было хорошо. Мы хотели сохранить все как было, мы хотели это развивать, но не мы это разрушили. И теперь надо идти дальше, надо жизнь поворачивать к лучшему. Мне верится, что с помощью России все получится. Но надо и самим приложить усилия, ведь мы — промышленный регион, так что справимся. Кроме того, нам надо извлекать выгоду из того что есть. Мы же — непризнанные республики. А значит, можем заимствовать технологии, у кого хотим, и производить все что угодно!

— Какова роль культуры в политических процессах в регионе?

— Наконец-то о культуре! Я же писатель, возглавляю Союз писателей ДНР. Зачастую к культуре отношение — как к ненужной вещи: она где-то существует, как Вселенная, — сама по себе… А она ведь сама по себе не существует! 

А еще другую фикцию буржуи придумали — «должна быть самоокупаемость»! И еще я слышал от людей, которые ели в это время черную икру: «Художник должен быть голодным!» Это все бред! Культура никогда не может быть на самоокупаемости! 

Только на культуре-то все и держится вокруг, ведь чем культурнее человек, тем труднее ему совершить преступление. Убери поле культуры — и никакая милиция не спасет! Можно очень легко и быстро разрушить поле культуры, а потом реально не расхлебаешь десятилетиями. 

Вроде, кажется, пианист играет, а может и не играть — это же, мол, так, развлекуха. А в действительности все взаимосвязано. Книжку ребенок читает и сопереживает, идет процесс воспитания. Познает жизнь из нормальной культуры. А если телевизор и компьютер учат его непонятно чему, то он таким и станет со временем — бесчувственной сволочью, которая только на себя работает. Если ребенок хотя бы коснется классики, он будет другим человеком. Что нас окружает, тем мы и становимся. 

Техника — это тоже культура. Мы живем в поле культуры технологического общества. В этом участвует научная фантастика — похвалю себя как фантаста. Дело в том, что фантастика как часть литературного процесса сформировалась в наше время. Она сказала людям, что мир меняется. Он не неизменный, и чем дальше — тем быстрее. Меняются технологии, и меняется мир вокруг. И научная фантастика говорит, что мы к этому должна быть готовы. Именно поэтому люди, которые хотят преуспеть, которые хотят сделать больше не только для себя, но и для окружающих, для государства, сейчас учатся всю жизнь. 

И сама культура тоже меняется, вот в чем дело!

— Куда идет современная культура, в том числе литература?

— Сейчас у нас процветающая тенденция — постмодернизм. Он появился в пику искусству модерна. Я отношу себя к модернистам, хотя часто говорится о том, что модернизм умер. 

Знаете, постмодернизм сейчас маскируется подо все. Мне уже попадались книги о наших событиях, о революционных событиях 2014 года, я не буду называть автора. Это же сплошной трэш, в котором показана сплошная мерзопакость. И вроде бы автор, который, похоже, сам не понимает, куда понесся, — за нас! Я такое уже неоднократно встречал. 

Процесс надо брать в свои руки. Я не говорю, что Союзу писателей ДНР сейчас нужно построиться и начать как под копирку выдавать на-гора соцреализм. Безусловно, соцреализм как тенденция ушел. Но надо использовать самые лучшие творения мировой культуры, что-то перенимать и идти вперед. Вот такая ситуация и по культуре в целом, и по писательству, в частности. 

— Поддерживает ли руководство ДНР культуру: писателей, художников?

— Пожалуюсь. Наш Союз писателей существует только на взносы. На сегодняшний день я не вижу поддержки и попрошайничаю в Интернете и у людей, которые к нам заезжают из России.

Главная наша задача — это общение людей, которые занимаются одним делом. Вдобавок к этому, мы уже четвертый сборник собираемся выпустить, это наше окно в мир. Читайте наши труды! 

Еще большое дело — к нам приезжают люди, наши тоже ездят. На Донецк обращают внимание! Наш поэт Сергей Лысенко занял первое место по бардовской песне в Крыму. В Санкт-Петербурге была наша экспедиция — «культурный десант». У нас тут люди небогато живут, поэтому если принимающая сторона поездку оплачивает — вообще замечательно.

Кто-то может сказать: «А зачем вообще организация?» Конечно, можно писать на дому: закрылся на все замки, завесил окна и творишь себе в башне из слоновой кости… Нет проблем! Культуры, которая создавалась столетиями, хватит еще на сто лет вперед. Но мы сейчас живем в воюющей стране и должны отразить эти процессы! Поэтому мы должны работать с обществом. 

— Кого из членов Союза писателей ДНР вы считаете наиболее заметными? 

— Сейчас у нас наиболее заметны, естественно, поэты, потому что связь более быстрая. При наличии таланта можно быстро отозваться о произошедшем событии. 

У нас есть сейчас несколько поэтов, которые заметны даже за пределами республики. Анну Ревякину знают очень и очень многие. И она ведь раньше занималась постмодернизмом, а сейчас отражает реальный процесс — то, что происходит. Владимир Скобцов — тоже член нашего Союза писателей. Его тоже знают не только в ДНР. К тому же, когда писатель еще и бард, это серьезно способствует его известности. 

У нас в союзе есть еще макеевская писательница Ирина Горбань, она дает стопроцентно достойные стихотворные формы. Есть менее известный поэт Марина Бережнева — у нее философские стихи, некоторые просто шикарные. 

— А Виктория Полякова из Горловки?

— Она пока не вступила в Союз писателей ДНР. Я с ней беседовал, предложил вступить, но год прошел, и что-то пока никак.

— Владислав Русанов?

— Для него поэзия — не основное… Главное, что он фантаст, пишет историко-фантастические произведения с элементами фэнтэзи. А еще он хороший литературный переводчик американо-английской фантастики. Он даже больше известен широкой аудитории именно как переводчик.

admin

Добавить комментарий