Меры к Киеву задействованы лишь на 10%: в Госдуме рассказали, как защитить православных на Украине

В воскресенье в киевском Софийском соборе состоялась «интронизация» нового главы «Православной церкви Украины» — митрополита Епифания. В тот же день в СМИ появилась информация о нападении на священника канонической Украинской православной церкви в Тернопольской области. Ранее президент РФ Владимир Путин заявил о праве России на защиту верующих в других странах, если их права будут нарушены. 

О том, как можно выстроить такую защиту на Украине, Федеральному агентству новостей рассказал председатель комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов.



— Сергей Анатольевич, новости с Украины тревожат. После нападения на священников не знаешь, чего ждать дальше от «новой церкви» Украины — захвата Киево-Печерской лавры? Что делать России в случае подобного развития событий?

— Мотивация нынешних украинских властей в раскручивании русофобской кампании, ущемлении прав верующих Украинской православной церкви, как и разрушение памятников, переименования — это все провоцирование и втягивание сил в конфликт ради разворачивания большой войны. Это пример того, как американцы хотят воевать с Россией «до последнего украинца». 

Россия не даст втянуть себя в эти провокации. Вспоминаются «демократические» опыты американцев, которые под предлогом защиты прав человека вмешивались в дела многих стран Латинской Америки, занимались гуманитарными интервенциями в Югославии. В этой ситуации мы должны быть инициаторами широкой системы гуманитарных мер, специальной операции, связанной с возвращением Украины в демократическое русло. Эта операция должна быть связана с прекращением массового насилия Киева над населением через информационную кампанию лжи и насилия, через инструменты спецслужб и эскадронов смерти, которые подавляют несогласных и занимаются через праворадикалов захватом храмов, святынь, запугиванием верующих.

Наша задача — не отгораживаться от ситуации, а максимально мобилизовать международные институты, в которые входит Россия: от ООН до Межпарламентского союза, — чтобы не просто максимально проинформировать европейскую общественность, но совместно принять ряд системных мер санкционного характера, чтобы обеспечить соблюдение Украиной прав человека. 

Украина брала на себя международные обязательства — подчеркиваю, это Украина, которая якобы стремится в Европейский Союз! — в рамках пакта по гражданским правам и свободам. Это невмешательство государства в религиозную сферу, отказ от преследования по религиозным мотивам, отказ от дискриминации в сфере образования. Мы считаем, что все эти обязательства нарушаются.

— Что еще может предпринять Россия, чтобы защитить верующих и православные святыни на Украине?

— Мы должны обеспечить принятие широкомасштабных экономических и персональных санкций, политических санкций против Украины. В том числе, возможно обсуждение с нашими европейскими партнерами вопроса о целесообразности транзита газа через Украину.

У нас имеется немало политических и других механизмов, чтобы совместно с нашими коллегами, если они заинтересованы в развитии демократических процессов на постсоветском пространстве, заставить украинский режим вернуться за стол переговоров, в том числе по минскому процессу.

Мы не задействовали «нелетальных» санкционных мер по отношению к Украине даже на 10 процентов. У нас за год — рост товарооборота со «стремящейся в ЕС» Украиной. При этом товарооборот с Европой у них падает, а с Россией растет. Хотя Украина ведет себя вызывающе оскорбительно и криминально по отношению к нашим гражданам, которые ведут бизнес на Украине, к российским крупным корпорациям, которые много лет обеспечивали рабочие места и налоговые поступления в бюджет Украины. Это является основанием для широкомасштабных гуманитарных мер профилактического характера.

— Госдума уже разработала ряд законов для тех украинцев, которые все-таки захотят покинуть страну и переселиться в Россию. Какие еще подобные законопроекты есть у вас в работе?

— Да, мы уже принимаем ряд мер гуманитарного характера в отношении преследования верующих на Украине. В конце года было принято решение президента об учреждении «института политического беженства». Теперь наши соотечественники, граждане Украины в том числе, могут получить такой статус — политического беженца.

Мы приняли закон об упрощенном предоставлении гражданства, он начнет действовать с конца марта. В соответствии с ним, некоторым категориям населения российское гражданство может предоставляться в упрощенном порядке.

И мы разрабатываем сейчас ряд законов об упрощенном предоставлении вида на жительства и разрешения на временное пребывание в России. Особенно для тех, кто имеет квалификацию и закончил российские вузы. Напомню, что большинство украинцев стремятся — без квот, без ограничений, без сдачи экзамена на знание русского языка — получить здесь вид на жительство. Мы готовы эти вопросы решить.

admin

Добавить комментарий