«Большой» и «малый» уголь ЛНР

В столице Луганской народной республики люди искусства обсуждают жуткое известие, пришедшее на днях из Житомирской области Украины.

В санатории «Тетерев» скончался от переохлаждения известный луганский художник Виктор Журавлев. 80-летний живописец был одним из полутора сотен людей, переехавших в этот санаторий из Луганска. Переселенцам сказали, что жилье временное, ведь корпус, в котором их поселили, не ремонтировали еще с советских времен, отопления нет вообще. А в декабре 2018 года комнату художника отрезали от электричества.



«Проза жизни: этот действительно заслуженный луганский художник по идеологическим соображениям выбрал Украину, но она, словно в насмешку, убила его за этот выбор, убила именно как переселенца. Убила, поселив в какие-то немыслимые в наше время скотские условия.

Честно говоря, очень печальное известие, — вздыхает председатель Союза художников ЛНР Артем Фесенко. — Останься Виктор Никифорович в Луганске, я уверен, был бы жив и продолжал бы работать».

И с этим трудно не согласиться. Да, жизнь в республике нелегка, но чтобы замерзнуть в собственном доме… Нет, это уже по части украинского государства.

Ни с газом, ни с углем в этом отопительном сезоне у ЛНР проблем нет. Более того, к новому году шахтеры ГУП ЛНР «Центруголь» нарубили миллион тонн угля.

«Символическая тонна была добыта в забое «Шахта имени XIX съезда КПСС». Участвовали в добыче этого миллиона пять предприятий, которые внесли огромный вклад, труд, пот в этот миллион. Это символическая цифра и это первая такая цифра с 2014 года», — отметил генеральный директор ГУП ЛНР «Центруголь» Юрий Жилинский.

Миллион тонн — это так называемый «большой» уголь. Но кроме него есть еще и «малый», играющий в экономике ЛНР весьма важную роль.

С чистого листа

Несмотря на то, что основной упор делается на восстановление и развитие предприятий государственного сектора, власти республики создают простор и для частной инициативы. Наглядный пример тому — работа мини-шахты ООО «Схидкарбон».

Работающие здесь горняки между собой ласково называют ее «семерочка». Это своеобразная дань памяти закрытой в 60-е годы прошлого века шахте №7. Подлинная же история небольшого частного угольного предприятия ООО «Схидкарбон» начиналась в буквальном смысле слова в чистом поле и с чистого листа.

«С момента своего создания в 2006 году предприятие всегда работало и работает легально, с оформлением всех необходимых разрешительных документов. Шахта платит налоги государству, выполняет требования экологической безопасности, контролирует соблюдение правил техники безопасности, а сотрудникам предоставляются те же, что и для всех горняков, льготы», — рассказал директор шахты Андрей Кононенко.

И думается, что именно этот социально ответственный подход к делу обеспечил предприятию успешное развитие. Поставить крест на его существовании не смогла даже развязанная киевскими властями война в Донбассе. Со второго полугодия 2014 года в связи с активными боевыми действиями производственная деятельность «Схидкарбона» была приостановлена. Шахта находилась в поддерживающем режиме. В этот период администрация и работники предприятия делали все, чтобы не допустить затопления выработок. Все для спасения будущего, которое в шахтерском крае всегда было связано с углем. И эти усилия не пропали даром.

«Загрузка мощностей составляет 94%. В настоящее время предприятие в среднем за месяц добывает около 2 500 тонн угля. В 2018 году добыча угля составила почти 30 тыс. тонн, а в декабре 2018 года был введен в эксплуатацию новый выемочный участок восточных камер блока №2 с ежесуточной добычей 100 тонн», — отмечает директор шахты. 

Существенная «мелочь»

На фоне сотен тысяч и миллиона тонн угля, добываемых крупными угольными предприятиями ЛНР, успехи мини-шахты выглядят сущей мелочью. Но отсутствие этой «мелочи» может существенно повлиять на самочувствие экономик Луганской и Донецкой народных республик.

Соль в том, что ООО «Схидкарбон» добывает коксующийся уголь с рекордно низким содержанием серы и минимальной зольностью. Столь уникальное сырье просто незаменимо при выплавке металла. И оттого крайне востребовано металлургами алчевского «АМК», а также их коллегами, работающими на Макеевском и Енакиевском металлургических заводах соседней ДНР. Получается, что, добывая свой «черный хлеб», горняки «Схидкарбона» обеспечивают продукцией, стабильными заработными платами целую отрасль экономики Донбасса. Не говоря уже об отчислениях в бюджет республики в целом и Лутугинского района в частности.

«Шахта вносит существенный вклад в бюджет Лутугинского района. Так, в 2018 году в бюджет района поступило около 2 миллионов рублей, из которых 1,5 миллиона — подоходный налог, порядка 340 тысяч рублей — уплата налога на недра и почти 100 тысяч — уплата налога на землю.

И, конечно же, это новые рабочие места, стабильная заработная плата. Ведь из 172 сотрудников половина — жители Лутугинского района», — подтверждает заместитель главы администрации Лутугинского района Сергей Заболотников.

Неудивительно, что администрация района тесно сотрудничает с руководством шахты и всячески старается помочь в решении проблем предприятия.

«Мы работаем в тесной связи, и, если необходима наша помощь, администрация шахты обращается конкретно к нам. Вот один из, казалось бы, несущественных примеров, но тем не менее на работе этой шахты отразилось. Мы обеспечили подвоз шахтеров на работу в ночной период, когда у нас действует комендантский час, обеспечив круглосуточную бесперебойную работу шахты», — добавляет замглавы района.

Принимают молодежь

Как уже говорилось в начале, в отличие от пресловутых «копанок», с которыми долго и безуспешно пыталась бороться прежняя украинская власть Луганской области, мини-шахта изначально работала и продолжает работать в правовом поле. И, помимо жесткого контроля за соблюдением техники безопасности подземных работ, гарантирует своим рабочим и соответствующий соцпакет.

Благодаря тому, что в шахте не фиксировались внештатные ситуации, работники предприятия выходят на заслуженный отдых по нормам законодательства о пенсионном страховании и получают «шахтерскую пенсию», на «Схидкарбон» потянулась молодежь. Так, в настоящее время пять студентов проходят на шахте производственную практику и планируют по окончании учебы устроиться сюда на работу.

«Профессия шахтера мне понравилась с первого взгляда, к тому же у меня дед был шахтером. Решил пойти учиться, вот настало время практики на шахте. Очень нравится, как все устроено в шахте, это вообще как другой мир, здесь совсем все по-другому.

К тому же на этой шахте я для себя вижу перспективу профессионального роста», — рассказал ученик электрослесаря, студент Брянковского колледжа №18 Вячеслав Панин.

Надо сказать, что и у властей республики на развитие малых шахт большие виды. К примеру, только в Антрацитовском районе ЛНР находится более 100 малых угольных предприятий, 20 из которых зарегистрированы и ведут легальную угледобывающую деятельность, остальные пребывают в состоянии консервации. Легализация деятельности угольных артелей позволила бы создать на них до 2,5 тыс. рабочих мест.

«Запуск малых угольных предприятий даст не только рабочие места, но и позволит обеспечить работой текстильную промышленность, ремонтные заводы, что еще более эффективно скажется на наполнении бюджета», — убежден глава ЛНР Леонид Пасечник.

Словом, как говорят в народе: «Мал золотник, да дорог».

admin

Добавить комментарий